Александра Елагина (sashka_nsk) wrote,
Александра Елагина
sashka_nsk

Categories:

Взгляд из пещеры на "архитектуру макарон"


Я сегодня обедала какими-то удивительно творческими роллами. Сидела тихо, в гордом одиночестве в "суши терре", поглощала бизнес-ланч, вознаграждая себя за труды былой недели, читала "Пармскую обитель" Стендаля... и придумала план будущей кандидатской. В эйфории всяких архитектурных мечтаний пошла на сайт почитать "Проект Классику" - наверное пару лет точно туда не заглядывала, все у меня в приоритете сайты с историческими костюмами были))) И в очередной раз мои мечтания расссеялись просто как туча комаров в моей пещере сибирского каменного века. У них там датчики движения для музыкального резонанса пространства еще 5 лет назад, а мы тут в 21 веке гвозди считаем...

 

Григорий Ревзин
Бессонница, комар и тиканье часов
XIV-MMV - 31.08.2005

До сего дня в нашем журнале архитектура, подобная той, которую производит Ларс Спойбрук (Lars Spuybroek), называлась архитектурой кривуль. Название ироническое, как, впрочем, и иноязычные аналогии. В англоязычном мире ее принято называть Bubble architecture (архитектура пузырей), итальянцы назвали ее architettura dei macaroni (архитектура макарон). Однако как раз над работами Спойбрука в силу причин, о которых дальше, не хочется иронизировать, и нужен другой термин. Термин предложила Добрицина - нелинейная архитектура. 

Интерьеры Сон-О-Хауз’а
Датчики фиксируют положение человеческого тела, и в соответствии с их сигналами генерируется музыка

 

Схема «улавливания» датчиками передвижения человеческих тел для генерирования музыки разных регистров

 

Датчик «телоулавливания»

На лекции в Москве, которую Спойбрук прочитал в рамках программы «Кредо» 21 марта 2005 года, он описывал свою конструкцию следующим образом. Берутся ленты бумаги и вполне произвольным образом бросаются на стол. Они образуют некий пространственный скелет, который фиксируется клеющим материалом. После чего на него набрасываются узкие нити бумаги, которые укрывают скелет как волосы, и это и есть итоговая форма здания. Полученная модель оцифровывается. Если ее после этого разобрать на составляющие ее криволинейные полосы, то их можно далее разложить по стандартным листам с помощью программы, которая создана для максимально эффективной раскройки тканей – наибольшее число полезных «отрезов» на единицу площади листа. Полученные эскизы раскройки отправляются на завод, где с помощью лазера вырезаются все элементы. После этого остается только собрать модель на месте. Наибольший интерес Спойбрука вызывает самопроизвольное формообразование, в результате которого полоски бумаги складываются в некую структуру. Они как бы тяготеют друг к другу, образуя варьирующиеся, но изоморфные абрисы, в чисто пространственном смысле они как бы аналогичны друг другу. В силу этой аналогичности они обладают логикой взаимопритяжения и взаимоотталкивания. Вероятность того, что две одинаковые полоски бумаги, упав на некий рельеф, примут примерно одинаковую форму, достаточно высока, вместе с тем очевидно, что они не станут абсолютно идентичными. Спойбрук видит в этом некую органику самообразования, которая делает получившийся объект «естественным».

Ларс Спойбрук
SON-O-HOUSE
XIV-MMV - 31.08.2005

SON-O-HOUSE
Son en Breugel, Голландия

архитекторы
Группа NOX
Lars Spuybroek в сотрудничестве с Chris Seung-woo Yoo, Josef Glas, Ludovica Tramontin, Kris Mun, Geri Stavreva and Nicola Lammers

композитор
Edwin van der Heide

Son-O-House построен в индустриальной зоне Son en Breugel недалеко от Роттердама. Это павильон, в который посетители могут зайти, посидеть вокруг него, пообедать, глядя на него, а также проводить рядом с ним встречи (павильон окружен офисами промышленных компаний и заводами фирмы IT).

Компьютерные модели аксонометрии

Павильон представляет собой одновременно архитектурную и звуковую инсталляцию. Она позволяет людям не только слушать музыку, но и участвовать в ее производстве. Это одновременно инструмент и студия. Звуковая композиция, созданная композитором Эдвином ван дер Хейде, постоянно генерирует новые звуковые элементы, система включается от сенсоров, фиксирующих движения посетителей. Архитектурная форма вырастает на основе анализа типовых движений, которые человеческое тело совершает в доме – от крупных масштабных движений, которые производятся в коридоре и в комнатах, до небольших движений, которые совершаются в ванной и туалете. Мы понимаем эти движения как тщательно выстроенный балет. Мы фиксируем этот балет с помощью лент бумаги. Условно мы считаем лист бумаги телом, а каждое из движений – разрезом. При этом более крупные ленты соответствуют движению конечностей, а более мелкие – движению кистей рук и ступней. Полученные таким образом ленты бумаги мы соединяем вместе в тех местах, где они наиболее схожи между собой по линиям кривизны. Возникшая в результате структура оказывается своеобразной арабеской из скручивающихся линий, которую можно понять и как диаграмму человеческих движений, и как материальную структуру из жестко соединенных элементов. Если привязать ее к поверхности земли, то мы получим пространственную конструкцию.

Раскладка «выкройки» металлических ребер из стального листа получена из компьютерной модели с помощью программы раскройки тканей

В результате возникает трехмерная структура, которая очень схожа с той, что имеют уложенные в прическу волосы. Мы перевели эту структуру в компьютерную модель и перемоделировали ее в итоговую структуру чередующихся сводов, которые иногда переплетаются, а иногда врезаются один в другой. 

Вид со стороны пруда

В этом «доме – не доме» мы поставили 23 сенсора на стратегических местах, которые должны косвенным путем влиять на музыку. Система звуков создана Эдвином ван дер Хейде на теневых эффектах проникновения близко связанных сущностей. Посетитель не влияет на звук непосредственно, как это часто делается в современных инсталляциях. Он влияет на общие законы построения музыкальной композиции, которая, в свою очередь, уже генерирует музыку. Ритм представляет собой постоянно изменяющуюся временную структуру, которая развивается под влиянием поведения попавших в зону действия тел.

Разрезы

 
 

Tags: архитектурное
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Собачка из палаццо Веккио.

    Когда прошлой зимой были с Генычем во Флоренции, посещали Сеньорию, оно же палаццо Веккио. Среди всей красоты есть зал Льва Х, украшенный разными…

  • Сибкон 2014.

    Ехала выгулять новое платюшко, а заодно подбить творческий итог за последние 8 лет. Не хотела участвовать ни в каких конкурсах - не вышло, записали.…

  • Елизавета I Тюдор. 1590 год.

    Типологическая реплика платья с портрета английской королевы Елизаветы I 1590 года. Атор костюма и модель Елагина Александра. Фотограф Ангелина…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments